Главная - Кроме того - Последний подвиг священника

Последний подвиг священника

18 августа 2020
НАША ИСТОРИЯ

«Симбирские Епархиальные Ведомости» № 20 от 15 октября 1911 года сообщают, что «Указом Симбирской Духовной Консистории от 13 августа сего года при Богородице-Казанской церкви села Чертановка Сенгилеевского уезда утверждено общество трезвости и воздержания от сквернословия». Инициатором и организатором этого общества был священник села Иван Дмитриевич Григоров.

В этой статье Иван Дмитриевич пишет: «В 1910 году я дал обет полного воздержания от употребления спиртных напитков сам и приглашал к тому же некоторых. Но это было <…> семейным делом <…> в приходе об этом узнали. Является один прихожанин и просит принять его, говорит: «человек я потерянный, помогите мне». Христа ради: принял; слышу, не пьет совершенно. Другой, третий обратились ко мне, и так набралось человек 10 – увидел в своём приходе огонек, стало «тянуть» других людей».

К принесению в Чертановку Жадовской иконы Божией Матери Казанской, которое приурочено было ко дню Воздвижения Креста Господня, в ограду сельской церкви 13 сентября пришли все, кто мог ходить. Во время нахождения иконы в чертановском храме, который и сам носил имя Казанской иконы Божией Матери, провели народное утверждение общества трезвости. Священник Иоанн Григоров подготовил к этому дню необходимую проповедь, икону внесли в церковь, где провели молебен Божией Матери Казанской, после чего в общество трезвости записались «25 человек <…> пьющих до излишества».

Обычным явлением в селе стал порядок, когда в воскресенье, после вечернего богослужения, желающих стали принимать в общество трезвости. К 1 октября 1911 года в местном обществе трезвости было уже 57 человек. Отец Иоанн Григоров отметил это безошибочной верой в святость начатого им дела.

В октябре 1914 года Сергей Петровский принял участие в «трезвом» празднике, устроенном в Чертановке, где он выступил с речью, в которой сопоставил «ужасы переживаемой войны с ужасами русского пьянства».1

Пришедшая в 1917 году новая власть лишила священников И.Д.Григорова и С.П.Петровского права и возможности нести в народ доброе, светлое и трезвое, а тюрьма, через которую они прошли, отняла здоровье и жизнь.

Об этом мы узнаем из дела № 230/1902 «О бывшем священнике Иоанне Григорове», заведенного компетентными органами 2 июня 1924 года. Лучшими рассказчиками об этом будут те документы, которые дошли до настоящего времени.2

Первым документом этого дела является заявление в Чертановский церковный совет 8 июня 1924 года «бывшего священника Иоанна Григорова», который сообщает, что он с 9 июня от должности священника в селе Чертановка отказывается.

Заявлением И.Д.Григорова «В Ульяновский Епархиальный Церковный народный совет» от 14 июня 1924 года он просит освободить его «от должности священника в с. Чертановке и исключить из списка духовного звания. <…>. Настоящим прошу <…> по отношению ко мне <…> считать меня исключенным из списка лиц, служащих по духовному ведомству, <…> и выдать мне удостоверение о сим». На обороте заявления краткая надпись: «1924 г. июня 3 дня Епархиальное Управление освободило Григорова И.Д. от должности священника и уведомило его об этом».

И вновь Ульяновское Епархиальное Управление получает от И.Д.Григорова письмо, где он 20 января 1925 года пишет «о том, что я с 27 июля 1924 года окончательно не считаю себя священником, слагаю с себя священнический сан и выхожу из духовного звания» и просит считать его простым гражданином села Чертановка, для чего выдать документ, в котором об этом будет написано.

Наивысшей точкой развития событий стал присланный 2 марта 1925 года из Священного Синода Указ, в котором официально сообщалось о том, что «20 сего февраля» с И.Д.Григорова, согласно его заявлению, священнический сан снят.

С этого времени начинается самый трагический период в жизни Ивана Дмитриевича Григорова. Он словно очнулся от страшного сна и начал отчаянно бороться за то, от чего так настойчиво отказывался и что потерял.

За жизнью «бывшего священника» Григорова теперь будем следить через письма, которые он пишет в село Карлинское С.П.Петровскому, и первое из них было отправлено 24 марта того же года.

Иван Дмитриевич пишет о своих переживаниях, ищет причины того, что его толкнуло на уход из церкви, которой он служил столько лет. Возможно, тюрьма толкнула его на необъяснимое и ни с чем несообразное письмо в Епархиальное управление, где он просит снять с него сан священника. Все мысли его направлены на то, что сделанному им поступку нет оправдания и это приведет к гибели. Он мучительно боится вновь оказаться в тюрьме, слово «тюрьма» вызывает у него моментальное желание сообщить, что он уже не священник и его сажать не нужно.

Несчастный пишет: «Я, строивший благополучие других безукоризненной организацией всевозможных общественных начинаний, собственную жизнь привел к краху». Действительно, он строил благополучие других людей тем, что помог жителям Чертановки, Спешневки, Чирикова и Порецкого получить разрешение на открытие в 1916 году кредитного товарищества. Он является уполномоченным будущих членов создающегося товарищества и «входит в сношение со всеми правительственными учреждениями и должностными лицами». Он избран членом правления кооператива и занимает должность счетовода.

В то же время он, как все священники того времени, все зажиточные люди, преследуется властями, в течение пяти последних лет трижды находился под угрозой расстрела, что наложило на здоровье отпечаток, ослабла воля, притупился ум.

Иван Дмитриевич полезен людям и при новой власти. Участвует в декабре 1922 года в создании кредитного универсального товарищества, куда вошли крестьяне всей Чертановской волости. Избран в правление товарищества в качестве счетовода. Семья состоит из пяти человек, у него 11 десятин земли, лошадь, корова, плуг. На губернский съезд уполномоченных кредитных товариществ собрание направляет, в числе прочих делегатов, Григорова И.Д. с правом совещательного голоса.

На «экстренном собрании товарищества 15 февраля 1924 года», на котором из 106 членов были только 36 человек, в члены правления был введен (не избран большинством голосов, а введен) член РКП(б) Романов Николай Клементьевич.
В протоколе собрания от 23 ноября 1924 года Григоров И.Д. в качестве счетовода «Товарищества» уже не упоминается. Кроме того, исключили из товарищества «по социальному положению» священников: Доброхотова из села Смышляевка, Попова из села Чирикова и «бывшую помещицу Рингс» из села Чертановка.3 Партия начала наступление на все, что не соответствовало ее догмам.

Нет сомнения в том, что это ударило не только по самолюбию Ивана Дмитриевича. Но «началом зла <…> воспользовались преданные внешне мне лица, начиная с любимого моего сына Анатолия, шаткость, несерьезность и недальновидность которого вам по всей вероятности известны. Скажу более, его неравный брак, совершенный «по-модному», чуть ли не в страстную седмицу, возмутил меня до глубины души, потряс меня до основания». На сына не подействовали ни уговоры, ни обещания.

О другом сыне, Александре, данных чуть больше: в 1918 году окончил шесть классов Второй симбирской мужской гимназии, в 1920 году внешкольные губернские курсы, принимал активное участие в «ликвидации неграмотности»,4 с 1 января 1919 года член РКСМ. В 1922 году «Чертановской школы I ступени шкраб» («шкраб» – школьный работник, так назывались в то время учителя). Ему 20 лет, имеет хозяйство: под посевом две десятины земли, на дворе корова, жеребенок.5

Несмотря ни на что, Иван Дмитриевич продолжает настаивать на возвращении к духовной деятельности, и друг его, С.П.Петровский, по мере возможности, осторожно помогает ему в этом.

В одном из писем Иван Дмитриевич, обретая в себе веру в возможное восстановление справедливости, благодарит С.П.Петровского и подводит итог тому, что он сделал в Чертановке как священник и человек, за что получил поддержку от прихожан во время суда: «Перед прихожанами я нисколько не виноват, для Чертановки я отдал все свои лучшие годы в смысле благоустройства храма, приобретения утвари, <…> поднятия настоящего духа религиозности в мирное время, бесцерковное мое проповедничество, смелые и открытые выступления против антирелигиозного течения <…> известного каждому прихожанину. В то же время, я всего себя отдавал и на общественно полезной работе и каких организаций я не был инициатором и вдохновителем <…>. Недаром общее собрание граждан, когда я был в тюрьме <…>, постановило отмечающее всю мою разнообразную работу, и Губсуд (губернский суд. – Авт.), получив это постановление, в обвинительном приговоре приняло во внимание мою «беспрерывную работу на пользу народа».

Отторгнутый на время от церкви, Иван Дмитриевич ведет жизнь обыкновенного мужика–крестьянина: поле, домашнее хозяйство.

Епархиальное управление рекомендует С.П.Петровскому 12 мая 1925 года провести пастырское собрание, на котором обсудить вопрос о возможности восстановления И.Д.Григорова в священническом сане. И вот что решили священники: «принимая во внимание прежнюю 23–летнюю службу Григорова в священном сане, руководство находит восстановление в священническом сане Григорова возможным, допустим и желательным. 1925 г. мая 23 дня.

Подписи: Благочинный, протоиерей Сергей Петровский, с. Бештановки свящ. Мих. Архангельский, с. Загоскино свящ. (подпись неразборчива), духовник округи с. Белое Озеро протоиерей Никонор Ульянов, села Спешневки свящ. Ник. Розов, села Березовки свящ. А.Богословский».

И вот из Священного Синода 29 июня 1925 года в Ульяновское Епархиальное управление пришёл указ, в котором было сказано, что «бывшего священника с. Чертановки Ульяновского уезда И.Д.Григорова в сане, ввиду его глубокого раскаяния о снятии сана и непреклонного желания продолжить пастырское служение, - Постановлением Священного Синода Российской Православной Церкви от 23 сего июня положено: восстановить бывшего священника Григорова в священном сане.

О сем Священный Синод даёт знать Ульяновскому Епархиальному управлению к исполнению.

Председатель Священного Синода митрополит Вениамин».

С.П.Петровский вручил И.Д.Григорову указ о его восстановлении в священном сане лично, на что Иван Дмитриевич написал расписку: «1925 г. июля 30 дня Указ Св. Синода от 29 VI 1925 г. <…> получил. Свящ. Иоанн Григоров». Расписка отправлена в «г. Ульяновск, Высокопреосвященному Иоанну, Архиепископу Ульяновскому».

Константин НОВЕНЬКОВ, г. Ульяновск

ИСТОЧНИКИ
1Священник Сергий Петровский. В борьбе за народную трезвость. / Сост. М.К.Расторгуева. – Ульяновск: ООО «Мастер Студия», 2019. – 272 с., илл., стр. 189–190.
2ГАУО. Ф.Р-3022. Оп. 001. Д. 395.
3ГАУО. Ф.Р-316. Оп. 1. Д. 67.
4П.Забалуев. Комсомол – верный помощник партии. Газ. «Знамя Ильича». 24 октября 1968 года.
5ГАУО. Ф. 190. Оп. 2. Д. 199. 

комментарии (0)

Есть интересная новость? Присылайте нам на почту

подписка на газету