Главная - Никто не забыт - Этот день мы приближали, как могли

Этот день мы приближали, как могли

26 мая 2021
Уже в первый год войны резко снизилась механизация сельского хозяйства. Снова пришлось выполнять большую часть сельскохозяйственных работ на живом тягле.

Село Чертановка, входя в состав Майнского района, в начале сороковых годов прошлого века было глубокой провинцией, и о войне, идущей в Европе, жители знали лишь из газет, получаемых в сельсовете, да из редких рассказов односельчан, побывавших в городе и слышавших об этом по радио.

Сельчан заботили свои дела. При Чертановском сельсовете было четыре колхоза, и в самом большом, колхозе имени Сталина, решался вопрос о новом председателе.

На том же собрании секретарь сельского совета Скобеев Николай Иванович доложил о ходе сбора денег по самообложению (был и такой налог), селу было нужно оборудовать при медпункте родильное отделение и построить избу–читальню.

Только 26 июня 1941 года на общем собрании жителей села ознакомили с письмом Майнского РК ВКП(б), в котором говорилось об «объявлении войны фашистской Германией Советскому Союзу».

Для создания народного ополчения было принято решение отчислять однодневный заработок в месяц в фонд обороны страны до окончания войны.

Возможно, в это время появился еще один документ: список женщин 1904-1926 годов рождения, составленный Чертановским сельским советом в 1942 году, который содержал 134 фамилии возрастом от 16 до 38 лет. Он был составлен как для мобилизации женщин в случае необходимости в действующую армию, так и для направления на военное производство.

В числе первых были «призваны в РККА Кузовенков А.Е., Жестков П.С.», работники Чертановского сельпо, и Безруков Я.Ф. - заведующий избой–читальней.

Трудно писать о состоянии села в годы войны. Документальных источников мало, все они разрознены или содержат фрагментарные сведения, и о причинах их появления приходится догадываться. Вот список 220 домохозяйств членов колхоза имени Сталина и 20 домохозяйств советских служащих, составленный Чертановским сельским советом в 1941 году для начисления налогов. С учетом небольших поселков (в колхозе имени Чкалова (поселок Тростянка) 50 домохозяйств, в колхозе «Луч света» (поселок «Коммуна») 37 домохозяйств, в колхозе имени Буденного (Сергиевский выселок) 41 домохозяйство) всего набирается около 300 хозяйств. Каждое домохозяйство – это семья, дом, скотина, приусадебный участок, и не было ни одного двора, из которого за годы войны хозяин не ушел бы на фронт.

В первые месяцы войны многие семьи получали извещение о том, что их сын, муж или брат «пропал без вести».

Похоронок в полном понимании смысла этого слова было намного меньше. «Пал смертью храбрых» или «умер от ран» говорилось больше в 1943, 1944, 1945 годах. В семью Лифровой Евдокии Семеновны, отправившей на фронт 10 человек, извещение о том, что «ваш сын пропал без вести», приходило шесть раз.

Первым был Сергей, 1913 года рождения, призванный в начале войны, он пропал «без вести» в октябре 1941 года. В декабре того же года пришло извещение о пропаже второго сына, Николая, 1910 года рождения. Буквально через несколько недель, в феврале 1942 года, Евдокия Семеновна получает извещение о без вести пропавшем Андрее, 1902 года рождения. Сорок второй год отнял Алексея (в июле) и Ивана (в декабре). Иван по возрасту шел за Андреем, родился в 1905 году. Последнее извещение о пропаже сына Александра, 1923 года рождения, она получила в октябре 1943 года.

Итак, из десяти сыновей Евдокия Семеновна потеряла шестерых, и кто мог сказать с уверенностью, что жертв в ее семье больше не будет? Ведь после октября 1943 года в действующей армии оставались еще трое: Тимофей, Федор и Василий. Василий уходил на фронт в то время, когда пришло известие о брате Иване.

Младшие, призванные в армию несколько позднее, уже знали, какие потери понесла их семья. В конце войны был призван самый младший, Павлушка, как ласково называли его в семье. Воевать ему пришлось уже на Дальнем Востоке, с Японией.

Вернулись с фронта четверо: Федор, Василий, Тимофей и Павел (Федор и Василий потеряли ногу). Долгое время они работали в местном колхозе. В довоенное же время Лифровы жили в Сергиевском выселке, Ендове по-местному.

Осенью 1941 года в селе собирали теплые вещи для фронтовиков. По итогам сбора средств на танковую колонну «за образцово поставленную работу сельского совета» райисполком вручил переходящее красное знамя.

Из отчета, присланного в райком в начале марта 1943 года, видно, как колхоз готовится к весеннему севу, семян в амбарах фактически нет, приходится собирать их по дворам у населения.

Апрельский выезд в поле показал, что физическое состояние лошадей от бескормицы плохое, их нужно сначала немного откормить, а потом на них работать. Возглавлял колхоз имени Сталина в то время Рогожин Степан Федорович.

На собрании 27 мая 1943 года было объявлено о сборе семян с населения и средств на строительство танковой колонны. На этом же собрании было объявлено о выпуске облигаций государственного военного займа.

В ноябре поступило указание о сборе подарков Красной армии: с 16 октября начали собирать теплые вещи для фронтовиков, женщины вязали варежки и носки.

При подведении итогов года, прошедшего 31 декабря 1943 года, было указано, что ремонту подлежат семь конных сеялок, 40 плугов, 30 борон. Зимой предстоит провести снегозадержание на 383 гектарах, собрать 17 центнеров золы, 35 центнеров птичьего помёта, вывезено 49 тонн навоза. Я помню конные сеялки с облезлой красной краской на деревянных их частях и после войны, они стояли около кузницы, ожидая ремонта. Здесь же кучей лежали и бороны.

Весенний сев 1944 года закончили за 38 дней 30 мая, всего засеяно 1565 гектаров, что составляет 100 % плана. Подростки Шарунов, Осипов, Самойлов работали на лошадях, женщины – «на коровах личного пользования», «не считаясь с трудностями», трудились демобилизованные инвалиды войны Терентьев, Абрамов, Кузнецов и другие. Как жаль, что не названы те, «другие», как жаль, что в документах не отражены имена подростков.

Список родившихся и получивших свидетельства о рождении с июня 1939 года по 16 октября 1946 года уникален тем, что является единственным подлинным документом, который подтверждает рождение в предвоенные полтора года и годы войны 69 новых жителей Чертановки, Сергиевского выселка, поселка Ключ: Кузнецова Валентина, 16 июня 1939 года; Градов Виктор, 27 февраля 1939 года; Фирсов Виктор, 15 июля 1939 года; Кузнецова Людмила, 20 июля 1939 года; Колузакова Лидия, 25 мая 1939 года; Шарунов Леонид Григорьевич, 18 июля 1939 года; Терёхина Валентина, 2 августа 1939 года; Стафутина Мария Петровна, 14 августа 1939 года; Савельев Александр, 27 августа 1939 года; Янин Виктор Петрович, 12 октября 1939 года; Семина Александра Николаевна, 27 февраля 1939 года; Лукьянов Константин Григорьевич, 2 августа 1939 года; Медведева Клавдия Александровна, 4 августа 1939 года; Чернышов Виктор Иванович, 14 декабря 1939 года; Гришин Александр Семёнович, 9 января 1940 года; Кружалова Галина Ивановна, 9 января 1940 года; Колузакова Зинаида В., 10 января 1940 года; Спирин Геннадий Николаевич, 16 января 1940 года; Кузнецов Василий Ал., 21 февраля 1940 года, (свидетельство получила Вавилина); Артамонов Геннадий Александрович, 6 марта 1940 года; Додонова Александра, 5 марта 1940 года; Терехина Нина М., 12 апреля 1940 года; Якунин Виктор Иванович, 20 апреля 1940 года (свидетельство получила Гамаева Е.И.); Кузнецова Евгения Степановна, 28 апреля 1940 года; Акифьева Зинаида Ивановна, 3 мая 1940 года; Стафутин Николай А., 23 мая 1940 года; Лукьянова Валентина Кузьминична, 28 июня 1940 года; Когтина Анна Владимировна, 20 июня 1940 года; Янин Александр Кузьмич, 20 июня 1940 года (свидетельство получила Мамонова); Доронин Виктор Сергеевич, 29 июня 1940 года; Мамонова Валентина Владимировна, 7 августа 1940 года; Селезнева Валентина Ивановна, 23 августа 1940 года; Палкина Клавдия Васильевна, 20 августа 1940 года; Борисов Александр Михайлович, 1 сентября 1940 года; Янина Ольга Петровна, 16 декабря 1940 года (свидетельство получила Бровина П.Д.); Акифьев Евгений, 28 ноября 1940 года; Янина Тамара Яковлевна, 10 января 1941 года; Зинин Евгений, 24 марта 1941 года; Мамонова Лидия, 1 мая 1941 года; Шарунова Валентина, 17 мая 1941 года; Ванюшина Нина Ивановна, 2 января 1941 года; Скобеев Виктор Н., 26 мая 1941 года; Яковлева Валентина Павловна, 3 июня 1940 года; Кудряшов Юрий Иванович, 11 марта 1941 года; Янина Клавдия Александровна, 14 июня 1941 года; Бурмистров Петр Федорович, 3 июля 1941 года; Барышов Петр Федорович, 4 июля 1941 года; Новеньков Константин Иванович, 18 августа 1941 года; Лифров Виктор Сергеевич, 23 августа 1941 года; Абрамова Ольга Николаевна, 25 августа 1941 года; Царева Анна Васильевна, 25 августа 1941 года; Кузнецов Николай, 17 сентября 1941 года; Луконин Виктор Васильевич, 28 сентября 1941 года; Кузнецова Лидия, 25 октября 1941 года (получила Терехина П.Д.);

Кузнецова Тамара Васильевна, 11 ноября 1941 года; Васильев Алексей Петрович, 17 ноября 1941 года; Игонина Зоя Михайловна, 4 декабря 1941 года (получила Терехина П.Д.); Додонова Мария, 25 декабря 1942 года; Янин Александр К., 17 февраля 1942 года (свидетельство получила Терехина П.Д.); Лукьянова Нина Яковлевна, 5 апреля 1944 года (свидетельство получила Гамаева Е.И.); Терехина Александра Егоровна, 11 ноября 1942 года; Ванюшина Лидия, 30 ноября 1942 года; Яковлева Тамара Павловна, 20 августа 1943 года (свидетельство получила Забалуева); Игонин Александр Михайлович, 30 августа 1943 года; Луконин Геннадий Васильевич, 27 января 1943 года; Дрягина Клавдия Семеновна, 13 сентября 1944 года; Терехина Лидия Егоровна, 29 января 1944 года; Кузнецов Геннадий Васильевич, 1945 года; Золенкова Клавдия Николаевна, 16 октября 1946 года.

В списке нет Мамоновой Анны Владимировны, родившейся в 1940 году (в списке есть Мамонова Валентина Владимировна, 7 августа 1940 года рождения, возможно, Анна записана под этим именем). Нет в списке Семина Владимира Николаевича, родившегося в 1940 году, и Золина Виктора Александровича, родившегося в 1941 году.

Количество родившихся по годам дает исчерпывающую картину результатов войны: в 1939 году родились 14 человек, в 1940 году - 23 человека, в 1941 году - 20 человек, в 1942 году - только четыре человека, в 1943 году еще меньше – три человека, в 1944 году - также три человека, в 1945 и 1946 годах - по одному ребенку. Рождение четырех человек в 1942 году говорит о массовой мобилизации мужчин в действующую армию в 1941 году. Рождение троих детей в 1943 году свидетельствует не только о массовом призыве в армию, но и о том, какие жертвы несла армия во время отступления 1941 и 1942 годов. Домой возвращались только по болезням и ранениям, полученным на фронте: вернулся Егор Моисеевич Терехин с фронта в начале 1942 года, родилась у них с Пелагеей Дементьевной в ноябре дочь Александра, а в январе 1944 года дочь Лидия; вернулся калекой Василий Дмитриевич Луконин (у него тяжелое ранение в ногу), и в семье, кроме Виктора и Владимира, родившихся еще до войны, появился в январе 1943 года Геннадий, затем Нина; вернулся в конце 1943 года Семен Михайлович Дрягин, в семье в сентябре 1944 года родилась дочь Клавдия, затем Алексей и Николай.

В 1948 году в первом классе у Агриппины Семеновны Кузовенковой я начинал учиться с Чернышовым Виктором, Кузнецовым Василием, Борисовым Александром, Ванюшиной Ниной, Барышовым Петром, Царевой Анной, Кузнецовым Николаем, Палкиной Клавдией, с пятого класса и до конца семилетки - с Лукьяновым Константином, Артамоновым Геннадием, Акифьевой Зинаидой, Акифьевым Евгением, Лифровым Виктором. Я помню их всех, с одними жил в соседях, на одной улице, с другими учился в школе, многие уже ушли в мир иной.

Материал подготовлен по документам
Государственного архива новейшей истории
Ульяновской области.  

комментарии (0)

Есть интересная новость? Присылайте нам на почту

подписка на газету