Главная - Никто не забыт - Фронтовик. Призвание — учитель

Фронтовик. Призвание — учитель

2 июня 2020
И.Г.Калугин - бывший директор Спешневской школы, участник Великой Отечественной войны.

В определенные дни учебной недели я, с ожиданием услышать что-то новое, необычное, увлекательное, с радостью шел в школу. Почему с радостью? Да потому, что в этот день в школьном расписании был урок географии и вел его удивительный и любимый нами педагог, директор Спешневской школы, участник Великой Отечественной войны Иван Григорьевич Калугин.

В молодые годы он любил путешествовать, побывал во многих местах нашей необъятной страны, и поэтому к узкой школьной программе по географии добавлялись обширные личные знания и наблюдения Ивана Григорьевича, почерпнутые в этих путешествиях. У него был великий дар раскрывать тему урока так, что, слушая его рассказ, мы, очарованные ученики, как будто воочию находились в тех местах, о которых шла речь: ощущали дыхание знойных ветров пустыни Сахары, наметавших все новые и новые песчаные барханы, похожие на громадные волны океана; вдыхали смолистые запахи тайги, раскинувшейся по бескрайним просторам Сибири; с восторгом смотрели на радужные сполохи северного сияния, стоя на берегу мыса Канин Нос. Но так не вовремя раздавшийся школьный звонок извещал о том, что наше сказочное путешествие в мир географии планеты Земля будет продолжено на следующем уроке, проводимом Иваном Григорьевичем Калугиным.

Он родился в большой крестьянской семье в 1909 году в Полтавской губернии.

Жили бедно, поэтому Ваня с 14 лет батрачил у местных богатеев, чтобы своим небольшим заработком помочь родителям.

Затем работал монтером пути на Куйбышевской железной дороге, где требовался большой физический труд. Пневматики тогда еще и в помине не было — все заменяли руки. Железной «лапой» выдирали «костыли» из сгнивших шпал, по два человека приносили и устанавливали между рельсов тяжеленные новые, ломом утрамбовывали щебенку под каждой шпалой в полотне дороги.

Позже, осуществляя свою детскую мечту стать учителем, обучался на заочном отделении факультета русского языка и литературы в Ульяновском педагогическом институте и еще до войны начал преподавать в школе.

В 1942 году, измучив военкомат письменными заявлениями с просьбой призвать его в действующую армию, Иван Григорьевич уже участвует в ожесточенных боях с фашистами в составе боевых подразделений Юго-Западного фронта рядовым бойцом.

В 1943 году он получил тяжелое осколочное ранение и долгое время находился на излечении в госпитале. (Учась в школе, я уже тогда обратил внимание и задумывался над вопросом: почему, начиная с ранней осени и кончая поздней весной, директор школы приходил в наш класс вести урок обутый в большущие, высокие и подшитые валенки? Ведь ему же неудобно ходить в них, да и от жарко натопленных «голландок», как мы тогда называли железные печки, в деревянном школьном здании было всегда тепло! Ответ на этот вопрос оказался прост — ноги Ивана Григорьевича, израненные и посеченные осколками разорвавшегося немецкого снаряда, постоянно болели, ныли и мерзли. Но об этом тогда никто из нас даже не догадывался).

После излечения Иван Григорьевич Калугин успешно оканчивает военное училище связи.

А заодно, обучившись на краткосрочных курсах политработников, получает офицерское звание лейтенанта и направляется командованием в 1944 году организовывать политическую работу в Запорожском лагере № 100 для немецких военнопленных, которых к тому времени уже насчитывалось сотни тысяч. (С 1976 по 1981 год я проходил службу в Группе Советских войск в Германии в качестве инструктора политотдела ракетной бригады по комсомольской работе и неоднократно принимал участие в совместных мероприятиях по укреплению интернациональной дружбы с военными, рабочими, интеллигенцией бывшей тогда ГДР, на которых часто встречал пожилого немецкого переводчика из города Дессау (фамилию не помню). Когда я спросил, откуда он так хорошо знает русский язык, тот ответил, что воевал под Сталинградом, получил там «гешефт» («подарок») от советских солдат, показав мне изуродованную левую руку, на которой не хватало трех пальцев, а потом вместе со своим фельдмаршалом Паулюсом сдался в плен и, находясь в лагере для немецких военнопленных, не пропускал ни одного занятия на курсах русского языка, организованных по инициативе политработников лагеря, которым он благодарен всю жизнь, так как, освободившись из плена и приехав домой в ГДР, стал профессиональным переводчиком).

В 1946 году по состоянию здоровья демобилизовавшись из Советской армии, Иван Григорьевич Калугин возвратился на свою любимую учительскую и директорскую работу.

Каждый год труженики колхоза им. Фрунзе села Спешневка избирали его членом правления колхоза.

Трудолюбивый, добрый, отзывчивый на все беды ставших ему родными спешневцев, с каким-то особым чувством справедливости, он был настоящим коммунистом, всей своей жизнью подтверждая самые лучшие качества этого слова.
Иван Григорьевич был одним из лучших сельских корреспондентов кузоватовской районной газеты «Знамя Ильича». Встречаясь в селе с ветеранами, старался подробно записать их воспоминания о войне. Помню, как однажды вечером директор школы Иван Григорьевич Калугин пришел домой к моему деду Александру Николаевичу Ганину — участнику Гражданской и Великой Отечественной войн — и беседовал с ним до поздней ночи. После этой встречи дед несколько вечеров подряд брал толстую общую тетрадь и что-то писал в ней химическим карандашом. Увидев, что он отложил в сторону карандаш, закрыл тетрадь и молча сидит за столом, я подошел и тихо спросил: «Деда, о чем пишешь?» После недолгого молчания дед также тихо ответил: «О ней, внук, о войне, о проклятой! Ты отнеси завтра в школу тетрадь эту Ивану Григорьевичу — он уж очень просил».

Трудно уговорить бывших фронтовиков рассказать, а тем более записать воспоминания о том страшном времени, тем самым снова вызывая душевную боль, притихшую немного с прошедшими годами, как будто разбередить старую, полученную на войне рану, которая болит, ноет и не дает по ночам уснуть.

Видимо, Иван Григорьевич готовился написать и издать большой литературный материал о всех участниках Великой Отечественной войны из села Спешневка. Но из-за фронтовых ран и тяжелой болезни он рано ушел из жизни, не успев осуществить задуманное.

Ивана Григорьевича Калугина похоронили весной 1975 года на сельском кладбище. Давно уже не живут в селе его родные, но могила бывшего директора школы, участника Великой Отечественной войны всегда ухожена благодаря стараниям учеников, педагогического коллектива Спешневской средней школы, бывших учеников Ивана Григорьевича Калугина.

Вечная ему память! 

Николай Степанов

комментарии (0)

Есть интересная новость? Присылайте нам на почту

подписка на газету