Главная - Даты и события - Бестужевы и Карамзины

Бестужевы и Карамзины

16 марта 2012

Земли Кузоватовского района до революции находились в частной собственности. Имена владельцев этих земель сохранились в архивных документах.

Бестужевка на реке Свияге была родовым имением дворян Бестужевых, и хозяйкой его была жена Александра Михайловича Карамзина, родного брата историографа Николая Михайловича Карамзина, лейб-гвардии прапорщика в отставке, Наталья Борисовна (урожденная Бестужева). Александр Михайлович обычно сообщал: «Жительство имею в сельце своем Бестужевке». Документ от 9 августа 1824 года гласит  «Гвардии прапорщица Наталья Борисовна Карамзина имеет в окружной меже сел Смольково, Уваровки и деревни Бестужевки со всеми угодьями сто четырнадцать четвертей (четверть — 0,5 десятины, десятина — 1,09 га) в поле, а в дву потому ж». Указано в нем и то, что досталось это имение Наталье Борисовне от отца, Бориса Макаровича Бестужева, после раздела отцовского имения с братьями. Борису Макаровичу отдельной частью досталось имение матери, Степаниды Степановны, по второму мужу Лукиной, в сорок четвертей при селе Смольково. Кроме того, она купила в августе 1735 года у симбирянина, Лукьяна Семеновича Лукина, семьдесят четыре четверти и семнадцать у новокрещенного Венедикта Клементьева сына, князя Чинакаева. Все покупки сделаны по рекам Малой и Большой Свиягам. Сам Борис Макарович в 1753 году купил пятьдесят семь четвертей в селе Уваровка у отчима, Данилы Дмитриевича Лукина. Будучи еще девицей, Наталья Борисовна купила в 1792 году при деревне Бестужевке у Марии Гуниной двенадцать четвертей и в 1799 году у Пелагеи Максимовны Растопчиной и сестры ее, Катерины Максимовны Саврасовой, при селе Уваровке и деревне Бестужевке шестнадцать четвертей, и здесь же, в Бестужевке, у Елизаветы Суриной пять четвертей.  Все приобретения подтверждаются купчими и дарственными документами и прошли по Генеральному межеванию в собственности Бестужевых.

Рядом с имением Натальи Борисовны в селе Смышляевке, были на жительстве пахотные солдаты, которые имели на реке Свияге мукомольную мельницу. Была она четырех поставов и построена смышляевскими обывателями за свой счет, затем половина ее была сдана Александре Кондратьевне Квашниной-Самариной на десять лет, а другая половина осталась за ними. Мельница была большая, содержание ее обходилось дорого, и солдаты по  договору «1805 года, января первого дня» на пятнадцать лет сдали и вторую часть. Арендатором, или как тогда называли, содержателем, мельницы стал Александр Михайлович Карамзин, который подписал с крестьянами взаимовыгодный договор. От имени мирских людей «оного села Евграф Васильев сын Лобачев руку приложил». «Содержатель мельницы» должен был платить пятьдесят рублей в год в пользу пахотных солдат, кроме того, было много других существенных обязательств, среди которых и выплата «казенного оброка». Но Александр Михайлович в дальнейшем повел себя совершенно  неприглядно: не только не стал платить оброк, но и всячески уклонялся от явки в суд, когда рассматривалось дело о неуплате им этого платежа.

Доверенный Карамзина уверял в суде, что хозяина в Бестужевке нет, а проживает он в деревне Ружевке (так в документе) Бугурусланского уезда Уфимской губернии. В результате, по суду одну тысячу пятьдесят рублей в 1815 году взяли с доверителей, то есть с пахотных солдат села Смышляевки. Хорошо, что хоть плату за аренду смышляевские мужики взяли вперед за все десять лет. В 1816 году обратились они к губернатору и в губернский суд. Чем закончилось это дело неизвестно, но можно быть уверенным в том, что суд бывшие солдаты выиграли: государство всегда стояло на страже их интересов, ибо доходы от них шли не помещикам (пахотные солдаты никогда не были владельческими), а прямо в казну. К тому же в документе упоминается о том, что в 1818 году с другого арендатора, вернее с опекунов Квашниной-Самариной, деньги были востребованы. Вероятно, что оборочные деньги через суд взяты были и с Александра Михайловича, и казна государства не понесла от него значительного урона.

Теперь о подлинном месте рождения Николая Михайловича. Ведутся яростные споры между сторонниками симбирского места рождения (село Знаменское) и  оренбургского. Да, мы не уверены, что он родился в Михайловке (Оренбургское имение), как не уверены и в том, что он родился в Карамзинке (Знаменское). Почему? Да только потому, что ни один хоть сколько-нибудь обеспеченный помещик и здравомыслящий мужчина, имеющий дом в городе, не останется с беременной женой в деревенской глуши в зимнюю стужу, где даже и лекаря нет, не только врача. Почему бы эту версию не признать наиболее правдоподобной, если она, кроме нас, имеет и других сторонников? Но и она имеет существенный недостаток: не найдено никаких документов, ее подтверждающих, как нет документов, подтверждающих и деревенское его происхождение.

Константин НОВЕНЬКОВ,

г. Ульяновск.

 

комментарии (1)
Александр 25.03.2012 в 17:06

Если можно ,напишите про историю села Коромысловка!


Есть интересная новость? Присылайте нам на почту

подписка на газету